Государственные крестьяне

Государственные крестьяне — особое сословие в XVIII — первой половине XIX века в России. В отличие от помещичьих крестьян они считались лично свободными, хотя и прикреплёнными к земле.

Содержание

История государственных крестьян

Государственные крестьяне были оформлены указами Петра I из остатков незакрепощённого земледельческого населения: черносошных крестьян, сибирских пашенных крестьян, однодворцев (то есть дворян, владевших одним — собственным — двором), нерусских народностей Поволжья и Приуралья.

Число государственных крестьян увеличивалось за счёт крестьян конфискованных церковных владений (огромные владения Русской православной церкви были конфискованы Елизаветой) и вновь присоединённых территорий (Прибалтики, Правобережной Украины, Белоруссии, Крыма, Закавказья), украинских казаков, бывших крепостных конфискованных польских имений и др.

Во 2-й половине XVIII века правительство роздало дворянству сотни тысяч душ государственных крестьян; в 1-й половине XIX века практиковались массовая распродажа государственных имений и передача их в удельное ведомство, а также перевод государственных крестьян на положение военных поселян, в западных губерниях — сдача в аренду помещикам. Со стороны дворянства поступали предложения ликвидировать сословие государственных крестьян, передав казённые земли в частные руки.

Положение государственных крестьян

Государственные крестьяне жили на государственных землях и платили подати в казну. По данным 1-й ревизии (1724), их насчитывалось в европейской России и Сибири 1,049 млн. душ мужского пола (то есть 19 % всего земледельческого населения страны), по 10-й ревизии (1858) — 9,345 млн. (45,2 % земледельческого населения).

Государственные крестьяне имели право пользоваться наделом в размере 8 десятин на душу в малоземельных губерниях и 15 десятин — в многоземельных. Фактические наделы были значительно меньше: к концу 1830-х годов — до 5 десятин в 30 губерниях и 1—3 десятин в 13 губерниях; в начале 1840-х годов 325 тыс. душ не имели надела.

Основная масса государственных крестьян вносила в казну денежный оброк; на территории Прибалтики и Царства Польского казённые имения сдавались в аренду частным владельцам и государственные крестьяне отбывали преимущественно барщину; сибирские пашенные крестьяне сначала обрабатывали казённую пашню, затем вносили продуктовый оброк (позже денежный). В 1-й половине XIX века оброк колебался от 7 руб. 50 коп. до 10 руб. с души в год. По мере увеличения повинностей удельных и помещичьих крестьян денежная рента государственных крестьян становилась относительно меньше, чем повинности других категорий крестьян.

Государственные крестьяне были также обязаны вносить деньги на земские нужды; они платили подушную подать и отбывали натуральные повинности (дорожную, подводную, постойную и др.). За исправное несение повинностей государственные крестьяне отвечали круговой порукой.

Государственным крестьянам было разрешено вести розничную и оптовую торговлю, открывать фабрики и заводы, владеть «ненаселёнными» землями (то есть без крепостных крестьян).

Реформа Киселёва

В результате роста малоземелья и увеличения повинностей в начале XIX века обнаружились прогрессирующие обеднение государственных крестьян. Чаще стали происходить волнения государственных крестьян против сокращения наделов, тяжести оброков и др. (например, «Холерные бунты», «Картофельные бунты» 1834 и 1840—41). Вопрос об изменении управления государственными крестьянами вызвал многочисленные проекты.

В 1830-х годах правительство приступило к реформе управления государственной деревни. В 1837—41 годах была проведена реформа, разработанная П. Д. Киселёвым: учреждено Министерство государственных имуществ и его местные органы, на которые было возложено «попечительство» над госкрестьянами через посредство сельской общины. Были ликвидированы барщинные повинности госкрестьян в Литве, Белоруссии и на Правобережной Украине, прекращена сдача госимений в аренду, душевой оброк заменён более равномерным земельно-промысловым сбором.

Убежденный противник крепостного права, Киселёв полагал, что свободу следует вводить постепенно, «чтобы рабство уничтожилось само собою и без потрясений государства».

Государственные крестьяне получили самоуправление и возможность решать свои дела в рамках сельской общины. Однако крестьяне остались прикреплены к земле. Радикальное реформирование государственной деревни стало возможным только после отмены крепостного права. Несмотря на постепенность преобразований, они наталкивались на сопротивление, поскольку помещики опасались, что чрезмерное освобождение государственных крестьян даст опасный пример владельческим крестьянам.

Кисёлев намеревался регламентировать наделы и повинности помещичьих крестьян и частично подчинить их Министерству государственных имуществ, но это вызвало возмущение помещиков и не было реализовано.

Тем не менее, при подготовке крестьянской реформы 1861 составители законодательства использовали опыт реформы Киселёва, особенно в вопросах opганизации крестьянского самоуправления и определения правового положения крестьян.

Освобождение государственных крестьян

24 ноября 1866 принят закон «О поземельном устройстве государственных крестьян», по которому за сельскими обществами сохранялись земли, находившиеся в их пользовании на правах «владения» (прямого пользования). Выкуп наделов в собственность был регламентирован законом от 12 июня 1886. При осуществлении этих реформ наделы государственных крестьян сократились на 10 % в центральных губерниях, на 44 % — в северных. Выкупные платежи возросли по сравнению с оброчной податью на 45 %. Платежи должны были вноситься до 1931.

См. также

Источники и ссылки

  • H. М. Дружинин Государственные крестьяне и реформа П. Д. Киселева, М.-Л., 1958.
  • Л. Г. Захарова, Н. М. Дружинин, статья «Государственные крестьяне» в энциклопедии «Отечественная история»
  • А. Б. Мучник, Социальные и экономические аспекты картофельных бунтов 1834 и 1841-43 годов в России, в сборнике: Народные восстания в России. Oт Смутного Времени до «Зелёной Революции» против Советской Власти, изд. Х.-Д. Лёве, Висбаден, 2006, стр. 427—452 (на немецком языке). (A. Moutchnik: Soziale und wirtschaftliche Grundzüge der Kartoffelaufstände von 1834 und von 1841—1843 in Russland, in: Volksaufstände in Russland. Von der Zeit der Wirren bis zur «Grünen Revolution» gegen die Sowjetherrschaft, hrsg. von Heinz-Dietrich Löwe (= Forschungen zur osteuropäischen Geschichte, Bd. 65), Harrassowitz Verlag, Wiesbaden, 2006, S. 427—452)
 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home