Галицийское генерал-губернаторство

Галици́йское генера́л-губерна́торство — российское административное образование в составе Львовской и Тернопольской губерний (к которым позже добавили Перемышльскую и Черновицкую губернии) на территориях, отвоёванных русcкой армией у Австро-Венгерской империи в ходе Первой мировой войны; существовало с сентября 1914 по июль 1915 г.г


Содержание

Военные действия в Галиции

В самом начале первой мировой войны в ходе Галицийской битвы 18 августа — 21 сентября 1914 российские войска одержали крупную победу, в результате которой 2 сентября 1914 был взят Галич, 3 сентября 1914 - Львов. После четырехмесячной осады 22 марта 1915 был взят Перемышль и вся Галиция была занята российской армией. Однако наступательная операция войск Центральных держав в мае — июне 1915 (Горлицкий прорыв) свела на нет эти победы — 3 июня 1915 был потерян Перемышль, 22 июня 1915 — Львов, и русские войска оставили Галицию. Позднее, весной-летом 1916 г. во время Брусиловского прорыва русские войска вновь были в Галиции, но тогда до Львова они уже не дошли.

Деятельность генерал-губернаторства

Уже через день после взятия Львова, 5 сентября 1914 в городе начала свою работу канцелярия графа Георгия Александровича Бобринского, который был назначен Военным генерал-губернатором Галиции. Канцелярия продолжала деятельность до 14 июля 1915 г.

В конце марта 1915 император Николай II провёл инспекцию Галицийского генерал-губернаторства. 27 марта 1915 он посетил Броды и Львов, о котором в письме императрице написал так: «Очень красивый город, немножко напоминает Варшаву, пропасть садов и памятников, полный войск и русских людей» [1]. Во Львове он встретился с генерал-губернатором Г. А. Бобринским, а с генералом А. А. Брусиловым на следующий день в Самборе, затем посетил Хыров и Перемышль.

Русское правительство планировало в дальнейшем интегрировать восточную часть Галиции в состав непосредственно России, а западную Галицию (населённую в основном поляками) — в состав Царства Польского. Деятельность администрации Г. А. Бобринского длилась меньше года, в условиях постоянных военных действий, поэтому трудно говорить о целенаправленной политике гражданского управления.

По мере продвижения российских войск по территории Галиции и Буковины были образованы две губернии, Львовская и Тернопольская, позже также Черновицкая и Перемышльская. Губернии делились на уезды, их администрация и на губернском и на уездном уровне практически полностью комплектовалась чиновниками из России. Только двое из местных уроженцев заняли должности помощников начальников уездов. Местные уроженцы использовались лишь в качестве переводчиков и мелких чиновников. Это объяснялось не только недоверием к местным со стороны российской администрации, но и тем, что большая часть местной русофильской интеллигенции была репрессирована авcтрийскими властями в самом начале войны (См. статью Талергоф). В уездах западной Галиции из-за преобладания поляков в населении на должности назначались российские чиновники польской национальности.

В отношении лиц, которые подозревались в шпионаже в пользу Австро — Венгрии (особенно это касалось евреев) предпринимались репрессивные меры (выселение в отдалённые районы России, взятие заложников, запрещение передвижения в пределах генерал-губернаторства и др.)

Местным жителям, среди которых было много благожелательно настроенных по отношении к России, оказывались меры защиты. Запрещались конфискации имущества. При реквизиции российской армией у местного населения лошадей, скота и другого имущества предусматривалась обязательная оплата. Однако часто за реквизируемое имущество выдавались просто расписки или за него занижались цены. Командующим было армиями рекомендовано воздержаться от реквизиций во время проведения полевых работ.

Политика российского правительства в Галиции во многом носила противоречивый и непоследовательный характер и вызывала недовольство местных русофилов, которые были более последовательными сторонниками пророссийской и антипольской политики, чем российская администрация. Эта политика проводилась без коренной ломки существующего строя и вынуждала сохранять в крае очень сильные позиции польских помещиков, польской культуры, католической и греко-католической церквей.

Решение религиозного вопроса

Российская администрация провозгласила и проводила в жизнь принцип веротерпимости. 28 сентября 1914 г. император Николай II дал указание «осторожного разрешения религиозного вопроса в Галиции». В особенности это касалось перехода жителей края из униатства в православие, что происходило на галицких территориях, занятых русскими войсками [2]. Последовавшие практические распоряжения исключали насильственный и ограничивали стихийный переход греко-католических приходов в православие. Переход разрешался, только если 75 % явившихся на сход представителей дворов, вместо своего постоянного униатского священника пожелали бы иметь православного священника. В этом случае православный священник обязывался предоставить оставшемуся униатскому священнику возможность совершать богослужения и пользоваться церковной утварью. От униатских и католических священников не требовались молитвы за российского императора, но были запрещены молитвы за австрийского цесаря.

При вступлении русских войск множество приходов, оказалось вообще без священников: галицкие русофилы были интернированы австрийскими властями в концентрационных лагерях Талергоф и Терезин или находились в тюрьмах, а многие украинофилы проавстрийской направленности бежали с отступающими австрийскими войсками. В опустевшие приходы направлялись православные священники. Архиепископ Волынский Евлогий (Георгиевский), ведавший православными в Галиции, сталкивался со случаями, когда галичане самовольно увозили православных священников в свой пустующий приход и некоторое время их там удерживали.

Благотворительность

Вопросами благотворительности и обеспечением населения продовольствием занимался троюродный брат генерал-губернатора Владимир Алексеевич Бобринский, чиновник особых поручений. Ему помогало Петроградское Галицко-Русское благотворительное общество: открывались приюты для оставшихся без родителей детей в Самборе, Городке, оказывалась помощь голодающим, приют для галицких детей при Иоанновском женском монастыре в Петрограде, собирались пожертвования на церкви.

Отступление российской армии из Галиции

Австро-германское наступление в мае-июне 1915 г., так называемый Горлицкий прорыв, вынудил российскую войска оставить Галицию. Тысячи жителей края стремились попасть в Россию, особенно русофилы, которые опасались новых репрессий со стороны австро-венгерских властей. Для въезда в пределы Российской империи с начала оккупации требовалось получить пропуск в канцелярии генерал-губернатора, либо у градоначальника, губернаторов, начальников уездов. В отчёте канцелярии сообщалось, что местные жители «выезжали массами». За последнюю неделю перед отступлением из Львова канцелярия генерал-губернатора выдала более 10 тысяч таких пропусков. Теперь при выдаче пропусков не проверялась благонадёжность уезжающего, пропуска выдавали всем, кроме евреев, которых по-прежнему подозревали в проавстрийских симпатиях. Однако в момент отхода армии пропуска уже не проверялись. В своих воспоминаниях А. И. Деникин писал о генерале С. Л. Маркове: «Помню дни тяжкого отступления из Галичины, когда за войсками стихийно двигалась, сжигая свои дома и деревни, обезумевшая толпа народа, с женщинами, детьми, скотом и скарбом… Марков шел в арьергарде и должен был немедленно взорвать мост, кажется, через Стырь, у которого скопилось живое человеческое море. Но горе людское его тронуло, и он шесть часов еще вел бой за переправу, рискуя быть отрезанным, пока не прошла последняя повозка беженцев». В Россию с отступающей армией ушло до двухсот тысяч галицких беженцев [3].

Ссылки

Первая мировая война. Талергоф.

 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home