Ижора (народность)

Иж́ора или иж́оры — финно-угорская народность, в древности — основное население Ижорской земли. До начала XX века сохраняли свой язык и некоторые своеобразные черты материальной и духовной культуры (в одежде, пище, жилище и др.). В советские годы почти полностью ассимилированы. Современные ижорцы проживают в основном в Ломоносовском районе Санкт-Петербурга и Кингисеппском районе Ленинградской области. По переписи населения 2002 в России было зарегистрировано 327 ижорцев.

В настоящий момент в районе компактного проживания последних ижорцев продолжается строительство Усть-Лужского порта и промышленной зоны, что грозит окончательно стереть этот народ с этнографической карты России.

Содержание

История

Первое упоминание об ижоре встречается во второй половине XII века в булле папы Александра III к шведскому первому Упсальскому епископу Стефану, написанной между 1164 и 1189 годами, где говорится о язычниках инграх, которые полстолетия спустя уже признавались в Европе сильным и даже опасным народом. Эти опасения были обоснованны: с XIII века ижора выступает вместе с новгородцами и подвластным им племенем емь. Именно с XIII века в русских летописях появляются первые упоминания об ижоре.

В этом же веке Ижорская земля под названием Ингардия впервые упоминается в Ливонской хронике Генриха в 1221 году в связи с походом сакаласких эстонцев. В 1611 году этой территорией овладела Швеция. За время столетней шведской оккупации многие ижоры покинули свои селения. Лишь в 1721 году Пётр I после победы над Швецией включил этот край в Петербургскую губернию Российского государства. Во время ревизии 1732 года в Ингерманландии насчитали 14,5 тысяч «старожилов ижорян».

Главным занятием прибрежных жителей стало рыболовство. Писцовые книги начала XVI века отмечают рыболовство, «положенное в оброки», а в списке податей часто значится рыба — «курва» (возможно, так называли корюшку). В XX веке промысел корюшки и салаки оставался главным для ижор. Население восточных ижорских деревень, лучше знавшее русский язык, уезжало в Санкт-Петербург: мужчины уходили на фабрики и в мастерские, работали извозчиками, девушки шли в няньки. Среди ижор было немало прекрасных плотников, во многих деревнях ткали полотно, плели из прутьев корзины и другую домашнюю утварь.

Антропологический тип

Ижоры — представители европеоидной большой расы, её восточно-балтийского типа, который характеризуется слабой монголоидной примесью. «Часть ижоры особенно светлоглаза, есть много светловолосых, часто цвет волос русый, у мужчин сильно развита борода, рост средний — 164—167 сантиметров, но выше, чем у местных русских».

Культура

Характер ижоры заметно отличался от соседних народов. Ещё в XVIII веке Ф.Туманский писал: «… примечается у них лукавство в великом почтении; они проворны и гибки»; но вместе стем у них не отмечено злобы, праздности, напротив, ижоры «наблюдают чистоту».

Язык

Язык ижоры произошёл от древнекарельского языка-основы. В начале XX века исследователи отмечали сравнительно плохое знание ижорами русского языка, несмотря на то, что почти всё население издавна было обращено в православие и носило русские фамилии, имена и отчества. Правда, ижоры не сохраняли отцовскую фамилию, а носили фамилию по имени деда.

Костюм

Первые описания одежды ижоры встречаются в трудах исследователей XVIII века. Одежда девушек не отличалась от одежды замужних женщин, разница была лишь в причёске и форме головного убора. Особого покроя головной платок — саппано — замужние женщины должны были носить всю жизнь, не снимая ни днем, ни ночью. Основным элементом нательной одежды была холщовая рубаха «рятсиня» сложного покроя, скреплявшаяся у ворота фибулой — «большою серебряною овального образа пряжкой… иногда вызолоченною, осыпанною каменьем или жемчугом». Рубахи были необычайно богато украшены сложным тканым орнаментом и вышивкой. Поверх рубахи надевали очень своеобразную одежду: два полотнища (каждое напоминало род передника на одной лямке). Одной из древнейших частей ижорской женской одежды был «спинной пояс». Он представлял собой носимую сзади широкую полосу сукна с подвешенными «змеиными головами» (раковинами каури), украшенную прекрасными узорами из разноцветного бисера, золотым и серебряным позументом и двумя полосами из раковин каури. Такие украшения имели важное магическое значение в обрядах и обычаях.

Свадьба

Выбор невесты осуществлялся лишь по желанию жениха. Ижорская свадьба, как и у многих народов Восточной Европы, была двухходовой; после венчания невеста возвращалась к своему отцу, а жених — в свой дом, где каждый со своими родственниками, дарящими подарки, праздновал свадьбу по отдельности. На следующий день жених с родичами ехал за невестой, а после угощения, пения «отъезжей» песни все ехали в дом жениха. Затем садились за свадебный стол. Невеста за стол не садилась, а стояла и кланялась на обе стороны, приглашая гостей к угощениям. Некоторые исследователи считают, что после свадьбы молодая жена брила волосы на голове и отращивала вновь косы только после рождения первого ребенка. Песни и причитания сопровождали все ижорские обряды, некоторые из которых сохранялись до середины XX века.

Литература

  • Коньков О. И. Мы живём на одной земле. гл. Ижора.
  • Любимый город Колпино. СПб-Колпино, 2003. — 44с.
 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home