Вооружённый мятеж в Узбекистане (2005)

Массовые волнения начались в Андижане — четвёртом по величине городе Узбекистана — ночью 12 мая 2005. Центр города был захвачен многотысячной толпой. Для разгона толпы власти применили оружие. В результате волнений были сожжены несколько зданий органов государственной власти, включая прокуратуру, отдел милиции и налоговой инспекции, было убито несколько сотен человек, включая женщин и детей.

В Андижане, где проходил судебный процесс над 23 сторонниками Акрама Юлдашева, в ночь на 12 мая вооружённые люди захватили тюрьму, где находились подсудимые, убили охранников и освободили около 4000 заключённых, а затем захватили здание областной администрации.

К вечеру 13 мая митингующие были разогнаны, а здание администрации — покинуто захватившими его.

14 мая в город Кара-Суу на границе между Узбекистаном и Киргизией прибыло несколько тысяч беженцев из Андижана.

В ночь на 15 мая власти Киргизии и Узбекистана приняли решение открыть границу между республиками для перехода беженцев. Позднее при содействии ООН беженцы были переправлены в третью страну — Румынию.

Утром 15 мая обстановка в Кара-Суу нормализовалась без силового вмешательства со стороны армейских подразделений и правоохранительных органов.

По заявлениям генерального прокурора Узбекистана Рашида Кадырова, в результате массовых беспорядков в Андижане погибло в общей сложности около 170 человек, около 500 человек получили ранения. По данным правозащитных организаций, число жертв на самом деле может достигать пятисот, причём среди убитых есть дети и женщины.

Внешнеполитические последствия

В конце мая, через две недели после подавления беспорядков, Ташкент посетила делегация американских сенаторов в составе Джона Маккейна, Джо Сунуну и Линдси Грэхэма. Они смогли встретиться лишь с лидерами незарегистрированных оппозиционных партий.

Сенаторы оценили ситуацию в Узбекистане предельно жёстко. Слова Джона Маккейна: "События в Андижане своей жестокостью шокировали общественность США, но не стали неожиданностью для американских политиков, поскольку подобного развития ситуации закономерно ожидать в стране, власти которой осуществляют жёсткое экономическое и политическое давление на свой народ, включая массовые репрессии… Если президент Каримов продолжит совершать те же действия и власти будут мешать проводить независимое расследование, в том числе и с участием ОБСЕ, то США по отношению к Узбекистану должны принять жёсткие меры.

Сенатор Маккейн сообщил, что обратился к правительству Киргизии с просьбой оставить узбекских беженцев на своей территории «до тех пор, пока не будут созданы условия для их возвращения» на родину.

США и другие западные страны сразу же потребовали независимого расследования событий в Андижане и обвинили узбекские власти в неразборчивом применении силы при подавлении восстания. Евросоюз и Конгресс США ввели санкции против Узбекистана. 23 ноября 2005 Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию, осуждающую Узбекистан за преследования участников андижанских событий. В резолюции ООН выражает озабоченность массовыми арестами и обвиняет в гибели сотен людей правительственные войска, проявившие излишнюю жестокость. Принятие резолюции инициировали США. За неё проголосовали 73 страны при 58 воздержавшихся. Азербайджан, Белоруссия, Казахстан, Таджикистан, Туркмения и Россия голосовали против.

Первой страной, которую президент Узбекистана Ислам Каримов посетил после андижанских событий, стала КНР. 25 мая председатель КНР Ху Цзиньтао и Каримов подписали договор о партнёрских отношениях дружбы и сотрудничества. Руководство Китая на фоне давления со стороны Запада встало на сторону президента Узбекистана. В интервью газете «Жэньминь жибао» Каримов заявил, что события в Андижане направлялись и финансировались из-за рубежа: «Преступники и стоящие за ними силы намеревались дестабилизировать ситуацию не только в Узбекистане, но и во всей Центральной Азии». Официальный представитель МИД КНР Кун Цюань подтвердил, что в Пекине поддерживают «усилия властей Узбекистана по борьбе с терроризмом, сепаратизмом и религиозным экстремизмом».

Россия изначально поддержала действия узбекских властей и использовала возникшую международную изоляцию Узбекистана для укрепления своих позиций в Центральной Азии. Российские власти по просьбе Узбекистана задержали в июне 2005 в городе Иваново группу лиц, разыскивавшихся в связи с участием в андижанских событиях. В августе 2006 Генпрокуратура России объявила о своём решении выдать Узбекистану 12 граждан Узбекистана и одного гражданина Киргизии, которым отказано в предоставлении политического убежища в России, несмотря на то что международные организации признали этих людей политическими беженцами. Узбекская прокуратура обвиняет их в «участии в экстремистском преступном сообществе, публичных призывах к осуществлению экстремистской деятельности, терроризме, диверсиях, убийствах, массовых беспорядках и незаконном приобретении огнестрельного оружия и боеприпасов». Узбекистан гарантировал, что они «не будут подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему честь и достоинство человека обращению или наказанию» и что к ним не будет применено «наказание в виде смертной казни».

9 июня 2005 министр обороны России Сергей Иванов заявил на заседании Совета Россия — НАТО в Брюсселе, что в Андижане узбекским властям противостояли силы «международного исламского терроризма». Он выступил против международного расследования правомерности действий узбекских властей. По мнению Иванова, международным организациям следовало бы расследовать обстоятельства самого бунта, а не действия властей по его подавлению: «Мы располагаем достаточно достоверной информацией: всё то, что произошло в Андижане, было инспирировано с территории Афганистана. Группа вооружённых боевиков исламистских организаций, в том числе и талибов, давно готовила вторжение в Узбекистан… Речь в конечном счёте идет о пресечении угрозы международного терроризма в этом крайне важном в стратегическом отношении регионе».

Российские власти призвали свести расследование андижанских событий к поиску связей зачинщиков бунта с «международным терроризмом». Ещё в середине мая глава МИД Сергей Лавров заявил: «Необходимо провести самое тщательное расследование, кто и с какими целями собрал группу вооружённых экстремистов в Узбекистане».

Узбекистан, со своей стороны, официально заявил о выходе из организации ГУУАМ, чьи позиции становятся всё более антироссийскими[Источник?], объявил о намерении присоединиться к Организации Договора о коллективной безопасности, заключил с Россией союзнический договор, вступил в ЕврАзЭС и закрыл для американских ВВС базу Карши-Ханабад, использовавшуюся с 2001 для воздушной поддержки операций в Афганистане.

В то же время Узбекистан после определённых переговоров принял решение оставить на своей территории ещё одну иностранную военную базу — станцию тылового обеспечения в Термезе, используемую Германией для поддержки операций в Афганистане.

В марте 2006 Каримов полностью выполнил свои обязательства перед Россией, подписав закон «О ратификации Договора о союзнических отношениях между Республикой Узбекистан и Российской Федерацией», заключённый в Москве 14 ноября 2005 года и единогласно ратифицированный обеими палатами узбекского парламента, и закон о ратификации протокола о присоединении республики к ЕврАзЭС.

Согласно первому договору, Россия и Узбекистан приходят на помощь друг другу в случае военной угрозы: «В случае возникновения ситуации, которая, по мнению одной из сторон, может создать угрозу миру, нарушить мир или затронуть интересы её безопасности, а также возникновения угрозы совершения акта агрессии против одной из сторон стороны незамедлительно приводят в действие механизм соответствующих консультаций для согласования позиций и координации практических мер по урегулированию такой ситуации».

19 декабря 2005 ООН призвала Германию предать суду главу МВД Узбекистана Закирджона Алматова, возглавляющего составленный Евросоюзом список 12 чиновников, обвиняемых в жестоком подавлении майских волнений в Андижане. Алматов в то время находился в ФРГ, где проходил лечение рака позвоночника в Нейрохирургическом институте Ганновера.

В качестве основания германским властям представлены исковые заявления нескольких человек, пострадавших от действий узбекских правоохранительных органов. Кроме того, в федеральную прокуратуру Германии поступили два иска от правозащитных организаций Human Rights Watch и Amnesty International. Они обвиняют власти Узбекистана в преступлениях против человечности.

Власти ФРГ, однако, дали Алматову возможность покинуть страну. Вернувшись в Узбекистан, он был освобождён со своего поста.

Ещё с лета 2005 г. Ислам Каримов стал всё чаще указывать на необходимость создания международных сил быстрого реагирования, которые бы можно было использовать для подавления восстания или мятежа в той или иной стране. Именно эта мысль легла в основу договора о союзнических отношениях, подписанного в октябре 2005 Россией и Узбекистаном.

Узбекские власти также выступили с проектом создания международных «антиреволюционных» карательных сил на постсоветском пространстве в рамках ОДКБ. Готовясь к вступлению в эту организацию, Узбекистан подготовил пакет предложений по её усовершенствованию, включающий создание в её рамках разведывательной и контрразведывательной структур, а также разработку механизмов, которые бы позволяли ОДКБ давать государствам Центральной Азии гарантии внутренней безопасности.

16 августа 2006 в Сочи было подписано решение о полноправном присоединении (восстановлении членства) Узбекистана к ОДКБ.

Внутриполитические последствия

Долгое время основными опорами режима считались Министерство внутренних дел (министр Закир Алматов) и Служба национальной безопасности (Рустам Иноятов). Андижанский мятеж привёл к уходу Алматова с политической сцены — вскоре после его подавления Ислам Каримов вывел внутренние войска из подчинения МВД, передав их СНБ. Закир Алматов выехал в Германию на лечение, а в декабре 2005 г., в связи с угрозой судебного преследования в ФРГ, вернулся на родину и ушёл на пенсию. Это нарушило баланс силовых структур и повысило уязвимость президента — тем более, что, по одной из существующих версий, андижанские события были спровоцированы одной из соперничающих спецслужб.

Судебные процессы над «организаторами мятежа» и защищавшими их правозащитниками прошли в рекордно короткие сроки — ещё до Нового 2006 года приговоры были вынесены более чем 160 обвиняемым.

В марте 2006 ташкентский суд вынес приговоры лидерам незарегистрированной оппозиционной организации «Солнечная коалиция» Надире Хидоятовой и Санджару Умарову, которые после подавления мятежа в Андижане призвали к отставке «коррумпированного» правительства, реформам и смещению Ислама Каримова. Санджара Умарова и Надиру Хидоятову арестовали, обвинили в создании организованной преступной группы, хищениях в особо крупных размерах, уклонении от уплаты налогов, даче взяток и подлоге. По совокупности преступлений судья Закирджон Исаев, до этого судивший всех обвиняемых в андижанском мятеже, приговорил обоих к десяти годам тюрьмы. Оба процесса прошли за закрытыми дверями. К восьми годам тюремного заключения была также приговорена правозащитница и журналистка Мутабар Таджибаева.

В течение 2005—2006 в стране была прекращена деятельность зарубежных некоммерческих организаций:

  • Международный совет по исследованиям и обменам IREX
  • «Internews Network»
  • правозащитная организация «Freedom House»
  • американский фонд «Eurasia Foundation»
  • «Winrock International».
  • Crosslink Development International.

Узбекский МИД лишил аккредитации журналистов радио «Свобода». Британская радиокорпорация «Би-Би-Си» сама закрыла свой офис в Ташкенте и отозвала корреспондентов, заявив, что они подвергаются преследованиям.

Ссылки

 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home